К списку песен текущего исполнителя На главную страницу

Текст (слова) песни "Сколько нужно плачь", Вера Полозкова и Eduard Konovalov (Эдуард Коновалов)

Как моё тело терпит пока
Запертого в мозгу
Неблагодарного старика,
Мелочного брюзгу?

Как не сделалось ледяным,
Не занялось огнём
После всего, что я делал с ним
И что говорил о нём?

Что его заставляет так
Преданно мне служить
Если хозяин его мудак
И не желает жить?

Что, смиренная моя плоть,
Тесная моя клеть -
Я хотел тебя расколоть,
Свергнуть, преодолеть

Не был счастлив в тебе ни дня
И не берёг ни дня
Видишь, а ты мудрее меня
Ты добрее меня

Я старик теперь, не игрок
В высшее существо:
Это был дорогой урок,
Но он стоил всего:

То, чему мы колокола,
Двери и провода,
Выпьет нас и спалит дотла.
Так бывает всегда.

Мы, до мелкого позвонка,
Чем нас ни отрави, -
Плоть эпохи и языка.
Реже, когда любви.


Гляди на море впрок и сколько нужно плачь:
Кто сломан поперёк, тот никому не врач:
Тот тёмен и ничем не подтверждает бога

Ты, помнится, смеясь вращал земную ось
Теперь ты только грязь, промёрзшая насквозь:
От этой красоты тебе страшней намного

Ты знаешь, каково продраться через бой,
Но как после всего, что сделали с тобой
Под этими лежать простыми небесами?

Выкатывать в песок клубок из сизых жил
Чем ты, дерьма кусок, такое заслужил
Все полубоги здесь управились бы сами

Реви и не таи, хрипи и говори:
Они сожгли мои хлева и алтари,
Хотели и меня, но главного не выжгли

Теперь я буду куст или бесплотный дух,
Потом вернётся вкус, потом отложит слух
Потом позволят спать чугунные нервишки

И хриплый, как мертвец, в вечернюю зарю
Я с кем-то наконец живым поговорю:
- Вот бешеные, да, показывать такое?

И кто-нибудь кивнёт, и я узнаю боль,
Как с тела чёрный лёд вдруг обдирают вдоль,
А там комок смолы, тепла и непокоя.


Знаешь, если искать врага - обретаешь его в любом.
Вот, пожалуй, возьми меня - мне никто не страшен:
Я спокоен и прям и знаю, что впереди.
Я хожу без страховки с факелом надо лбом
По стальной струне, натянутой между башен,
Когда снизу кричат только: "упади".
 
Разве они знают, чего мне стоило ремесло.
Разве они видели, сколько раз я орал и плакал.
Разве ступят на ветер, нащупав его изгиб.
Они думают, я дурак, которому повезло.
Если я отвечу им, я не удержу над бровями факел.
Если я отвечу им, я погиб.


Здесь понятно, что человек только чашка со звёздным
небом или карта ночного города с самолёта, Что свободен не тот, кто делает что захочет, а тот,
кто не знает гнёта Постоянного бегства и вожделения. И что любая рана Заживает. Что счастье встретить тебя так рано. Потому что всё, что касается волшебства, власти
неочевидного и абсурда, саму идею Ты преподавал с изяществом зрелого чародея. Я была удостоена высшего заступничества и тыла - В юности у меня был мятежный ангел. Я его не забыла. Потому что мне столько, сколько тебе тогда. Я
стеснялась детства, А ты сам был ребёнком, глядящим, куда бы деться. Но держался безукоризненно. И в благодарность школе Вот тебе ощущение преходящести всякой боли. Решишься - знай: душа одноэтажна, И окна до полу, и мебели почти Что нет. Терять естественно и важно, Иначе будет некуда найти. Увидишь: все начнут из ужаса глухого То призывать, то клясть свой будущий уход. И ты умрёшь. И ничего плохого Поверь, при этом не произойдёт. Природа вообще не копит за квартирой Ни сплетен, ни людей, ни пауз, ни причин: Носи себя пустым, ходи и резонируй. Записывай, где хорошо звучим. Когда мы были молоды, состояли из ярости и воды Мы любили родимые северные ады: Нас заставлял привставать на лапах Их опасный железный запах А теперь изнутри только змеи нас шевелят И нам делается черно за своих щенят Пока пахнут они как сдоба или нуга На черта им эти шипованные снега Каждый, кто их разглядывает вблизи, Говорит нам отныне «прячься» и «увози» И мы дышим им в уши, кто латаный, кто хромой, И не знаем, куда идти, если не домой Посмотри на меня, лохматая голова: Ненависть отрава, и только любовь права Тот, кто придёт отнять тебя, дождевых Червяков унесёт с собой, только не нас живых Не бросайся на слабых, не дёргайся, не скули: Даже здесь зацветут заборы и костыли Лёд расступится, рана станет неглубока: И господня ладонь огладит твои бока.